Присоединение Новгорода к Москве

Присоединение Новгорода к Москве было отчасти подготовлено предшественником Ивана III, Василием II Темным. Так, желая наказать новгородцев за то, что они однажды дали приют его врагу Димитрию Шемяке, он предпринял на Новгород поход, заставил новгородцев уплатить ему 10000 рублей и взял с них обязательство на будущее время, не принимать к себе никого из «лиходеев» московского князя. Вместе с тем новгородцы обязались вечевых грамот не составлять, а на других документах печать Великого Новгорода заменить печатью великокняжеской. Очевидно было, что независимости этого города приходил конец и присоединение Новгорода к Москве — это только вопрос времени. Отстаивать свою независимость Новгороду было очень трудно, во-первых, потому, что московский великий князь был сильнее Новгорода, а во-вторых — и потому, что среди новгородцев не было единодушия. В Новгороде происходили постоянные раздоры, с одной стороны, между богатым боярством и бедным простонародьем, а с другой — между отдельными боярскими фамилиями. Среди новгородских партий ко времени Ивана III наибольшим влиянием пользовалась партия посадника Борецкого, во главе которой после его смерти стала его вдова, женщина очень энергичная и властолюбивая, Марфа Борецкая, со своими двумя сыновьями. Ей удалось объединить большую часть новгородского боярства для защиты новгородской независимости от притязаний Москвы.

Но вести борьбу с Москвой без союзников Новгород не мог; он не мог также найти себе и союзников среди князей северо-восточной Руси, из которых теперь никто не осмелился бы выступить против могущественного московского князя. Пришлось искать союзника на стороне. И вот партия Борецких вступила в отношения с польским королем и великим князем литовским Казимиром IV. С ним составлен был договор, по которому Казимир IV обязался помогать Новгороду против Москвы, а за это новгородцы соглашались признать свою зависимость от него. В Новгороде должен был жить наместник литовского великого князя; православная вера и все вольности новгородские должны были остаться неприкосновенными.

Присоединение Новгорода к Москве
Вечевой колокол и Марфа Борецкая покидают Новгород.

Но этот договор являлся нарушением того договора, который был заключен с Новгородом Василием II. С другой стороны, союза с Литвой не желали признать ни новгородские черные люди, ни новгородское духовенство, во главе которого стоял в то время сторонник Ивана III владыка Феофил. Вместе с ними «тянули к Москве» и некоторые бояре. Наконец, в глазах всего населения Московской Руси союз Новгорода с католическим государем являлся изменой православию.

Всеми этими обстоятельствами и воспользовался расчетливый Иван III, чтобы нанести Новгороду последний удар и присоединить его к своим владениям. Присоединение это состоялось в 1478 году и Казимир IV не решился помешать ему. Новгородское вече было уничтожено; вечевой колокол был увезен в Москву; туда же была отправлена и Марфа Борецкая; управление Новгородом и всей новгородской землей было поручено четырем наместникам великого князя. Кроме того, многие наиболее влиятельные новгородские граждане были отправлены на житье в разные города Московского государства, в новгородской земле поселено было значительное количество московских служилых людей, которым за их службу розданы были поместья из обширных земель, принадлежавших новгородской церкви и новгородским боярам (такие служилые люди, составлявшие низший разряд московского боярства, назывались «детьми боярскими»).

С присоединением Новгорода под властью московского князя собралась обширная территория, простиравшаяся до Северного Ледовитого океана и до Уральских гор. Теперь только Псков, Тверь и Рязань оставались независимыми; но вскоре и эти города, со всеми их владениями, были присоединены к Москве: Тверь — при Иване III, спустя пять лет после присоединения Новгорода, а Псков и Рязань при сыне его Василии III.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Понравилась статья? Поделиться с друзьями
error: Content is protected !!