Петр: воспитание и обучение царевича

Детские годы царевича Петра прошли далеко не так, как проходили они у всех московских царевичей. Московские царевичи обычно воспитывались взаперти, под неусыпным надзором нянек и воспитателей. А Петр был воспитан самой жизнью. После стрелецкого бунта он несколько лет провел на лоне природы, среди деревенской простоты и тишины, пользуясь полной свободой. С толпой сверстников, — детей придворных чинов и дворцовых служителей, — он мог развлекаться так, как развлекается каждый живой, здоровый, любознательный мальчик.

Как у большинства мальчиков, игры царевича Петра со сверстниками на открытом воздухе приняли преимущественно военный характер. Из своих товарищей Петр образовал целый отряд «потешных» солдат и стал обучать их военному строю, под руководством иноземного офицера. С течением времени в этом отряде появились и настоящие ружья (мушкеты и карабины) и даже пушки. Когда Петру исполнилось 15 лет, у него уже было два «потешных» полка, из которых впоследствии были образованы первые полки петровской гвардии, Преображенский и Семеновский. Увлекаясь военным делом, Петр старался изучить и фортификацию, то есть искусство строить крепости. Под руководством иноземных инженеров, он выстроил на берегу Яузы маленькую крепость и снабдил ее всеми военными снарядами, взятыми из Оружейной Палаты. Таким образом, постепенно игра в солдатики превратилась у Петра в серьезное изучение военного искусства.

Петр и дьяк Зотов
Петр и дьяк Зотов.

Но Петр не ограничивался своими военными потехами. Ему хотелось учиться, получить образование, чтобы знать все, что знают образованные иноземцы, которых в то время было много в Москве и к которым любознательный царевич внимательно присматривался.

Обучение Петра рано началось, но и рано прервалось. Ему было 5 лет, когда царь Федор, его старший брат и крестный отец, приставил к нему для обучения его грамоте дьяка Зотова. Зотов научил его читать и писать, прочел с ним Часослов, Псалтырь, Евангелие; познакомил его с главнейшими событиями Священной истории, с деяниями некоторых великих князей и царей московских. С помощью картин («потешных листов»), — нарисованных, по его просьбе, русскими мастерами-художниками по рисункам в разных книгах, хранившихся в царской библиотеке, — Зотов познакомил Петра с разными европейскими достопримечательностями. Но на этом и остановилось первоначальное образование царевича, которому дьяк Зотов дал все, что знал сам.

В селе Преображенском, среди военных игр и занятий, Петр сам открыл пути к дальнейшему своему образованию. Устраивая примерные сражения (маневры) и работая над постройкой Яузской крепости, он должен был измерять или брать на глазомер расстояния. Случайно он узнал от одного немца, что существует особый прибор, — астролябия, — с помощью которого можно, не сходя с места, точно определять расстояния. По его поручению, ему привезли эту астролябию из-за границы. Но надо было научиться ею пользоваться. Обратились в Немецкую Слободу и нашли там немца Тиммермана, который начал обучать Петра арифметике и геометрии, а затем научил его обращаться с астролябией.

Случайно проявился у Петра и интерес к морскому делу и к изучению кораблестроения. Однажды, забравшись в сарай, где сложены были разные старые вещи, он обратил внимание на большую старую лодку. От Тиммермана он узнал, что это — английский бот, на котором можно плавать с помощью паруса. Тотчас, по его требованию, бот был починен, оснащен и спущен на Яузу. Здесь, а потом на одном из прудов около села Измайловского, Петр стал ежедневно кататься на английском боте, обучаясь под руководством немца-моряка Брандта, управлять парусом и рулем.

Первая флотилия Петра
Интерес Петра к морскому делу и первая флотилия.

Но на Яузе и на Измайловском пруде было тесно, а широкая натура царевича требовала и широкого простора. Узнав о том, что около Переяславля-Залесского есть большое озеро, Петр отпросился у матери в Переяславль. Осмотрев озеро, он решил построить здесь целую флотилию английских ботов. Много хлопот он доставил своей новой затеей Наталье Кирилловне; много страха пережила она за своего любимого неугомонного сына, но отказать ему не могла. С согласия матери, он уехал снова в Переяславль для наблюдения за постройкой судов, которой заведывал Брандт.

Время шло. Незаметно, среди «потех» и учения, Петр достиг 17-ти летнего возраста. Наталья Кирилловна радовалась, что ее сын уже возмужал: теперь его можно было сразу остепенить. Надо было его женить. В невесты выбрали ему молодую, красивую и здоровую девушку, дочь окольничего Лопухина, Евдокию Федоровну. Петр не протестовал и женился. Но женитьба нисколько не изменила его. Да и нельзя ему было изменяться: уже все суда в Переславле были построены и оставалось только спустить их на воду. Спустя два месяца после свадьбы Петр был снова в Переславле. Молодая жена интересовала его меньше, чем переяславская флотилия. «А суда, — писал он матери из Переславля, — удались все зело хороши». «Гей, — писал он ей в другой записке на простом клочке бумаги, — о здравии твоем слышать желаю и благословения прошу; а о судах паки утверждаю: зело все хороши». Совсем он забыл свою молодую жену из-за этих хороших судов. Звали его из Переславля в Преображенское и мать и жена; но не до них было Петру: очень уж хорошо действовала на Переяславском озере молодая переяславская флотилия. Наконец, удалось вернуть его домой: предстояла панихида по его крестному отцу и брату, царе Федоре, на которой необходимо было присутствие всех членов царской семьи. Настойчивое требование матери было исполнено. Петр вернулся в Преображенское, рассчитывая после панихиды опять уехать в Переяславль. Но надежда его не осуществилась. Обстоятельства сложились так, что о Переславле и переяславских судах пришлось на время забыть. В Преображенское стали доходить слухи о том, что царевна Софья затевает в Москве что-то неладное против Петра и Натальи Кирилловны.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Понравилась статья? Поделиться с друзьями
error: Content is protected !!